Портрет одного из строителей Турксиба

Елена Колдасбаева

Елена Колдасбаева

Без прошлого нет настоящего, не будет и будущего – светлого, прекрасного, о котором так мечтали первопроходцы, прокладывая стальную магистраль через горы и пески Казахстана. Полураздетые, в чунях и лаптях, они в мороз, пургу, жару и слякоть выравнивали перевалы, взрывали камни, раскалывали горы.

Откуда у людей была такая смелость, сноровка, устремленность и порыв? Сегодня нам на помощь приходят письма, газетные статьи и очерки того времени. Вот каким описывается портрет одного из строителей Турксиба Жумагула Балгаева.

Он выделялся крепким телосложением, силой и хваткой, ловко орудовал лопатой. Его черные глаза блестели, бронзовое тело играло мускулами. Пять лет Жумагул батрачил, тянул байское ярмо. Узнав о строительстве дороги, Жумагул первым пришел на Турксиб. На строительстве стал костыльщиком. Вскоре его направили в Алма-Ату на курсы старших рабочих.

Обучались там 52 человека, из них 42 казаха и один дунганин. На курсах Жумагул выучил русский язык и стал руководить на стройке группой землекопов. И когда на митинге, посвященном открытию дороги, выступили руководители, Жумагул тоже попросил слово.

«Я рабочий человек, Турксиб открыл мне глаза, теперь я твердо знаю, дорога навсегда похоронит нищету и принесет достаток. Надо только смело взяться за лопату, топор, чтобы стать кузнецом своего счастья!» – сказал он.  

Предстояло продолжить работу через пустыню Муюнкум. А она оказалась крепким орешком. Летом – нестерпимый зной, безводье. Ураганные ветра выдували насыпь, одни шпалы оставались висеть. И снова путейцы возили землю, колеса повозок вязли в песке, а кони выбивались из сил.

Порой казалось, что не одолеть Муюнкум. На совет сошлись бывшие кочевники. И родилась идея – плести толстые канаты из камыша, чтобы делать сетки и растягивать их по насыпи, а кое-где и по самим пескам. Результат превзошел все ожидания – неприступная и гордая пустыня покорилась людям.

Первопроходцы перешагнули через бурную речку Карталы, а на горизонте показался Айна-Булак – место смычки Северного участка с Южным. Слух о Великой стройке прокатился по всей стране. И хлынули люди со всех концов Союза, ехали официанты, музыканты и актеры, чернорабочие, конторщики.

Они заполняли пыльные улицы Семипалатинска, откуда начинался северный участок Турксиба. Из тысячи безработных мало кто умел даже держать лопату или кирку, гонять тачку с землей. 1 января 1931 года в рекордно короткий срок Турксиб был введен в эксплуатацию.

Инженер Тынышпаев, как начальник службы пути, нес персональную ответственность за подготовку линии к сдаче в эксплуатацию.

Дни и ночи он проводил в путейских коллективах, обустраивал станции, разъезды, думал о завтрашнем дне Турксиба. Он вел курсы, где обучались молодые казахи, передавал им свои профессиональные знания и опыт. Многие их них впоследствии стали хорошими командирами производства.

Перелистывая пожелтевшие страницы «Джетысуйской искры», «Рельсы гудят», «Турксиба», где в каждом номере бьется пульс великой стройки, ощущаешь, как преобразовалась жизнь кочевников, поднималась их культура, крепли основы братской дружбы между разными народами. Люди строили не просто дорогу, они прокладывали путь в светлое будущее.