Знаменитая стройка Турксиба в судьбе Кастеева

Сегодня о Великом Турксибе мы знаем по кинофильмам, книгам, воспоминаниям ветеранов. Одним из знаковых произведений о грандиозном строительстве первой пятилетки советской страны является знаменитая картина «Турксиб» народного художника Республики Казахстан Абылхана Кастеева. О знаменитой стройке в судьбе Кастеева рассказал ведущий научный сотрудник Государственного музея искусств РК имени Абылхана Кастеева, кандидат искусствоведения Амир Джадайбаев.

 – Какую роль в судьбе Абылхана Кастеева занимает Турксиб?

– Турксиб для Кастеева стал знаковым событием. Можно сказать, что он разделил его жизнь на две половины – до и после. Когда Абылхан услышал о стройке, он с группой своих ровесников отправился из аула на объекты первой пятилетки.

Казахскую молодежь тогда принимали только чернорабочими, потому что квалификации у них не было. Стройки первых пятилеток, к которым относился и Турксиб, помимо своей основной задачи – создания материальной базы и повышения обороноспособности советского государства – выполняли также и социальную задачу так называемой «перековки» прежде «несознательного элемента» и создания на их базе национального пролетариата, которого в Казахстане в те годы не существовало.

Таким образом, для Кастеева Турксиб стал не только трудовой школой, где он приобретал конкретную специальность, но и его классового роста. Он стал одним из представителей пролетариата.

Прошел помимо этого школу советского коллективизма, который пришел на смену прежнего, дореволюционного – человека индивидуума. В советской стране доминировало понятие коллективного сознания. Это касалось и искусства, и всех других сфер деятельности.

И все же для Кастеева Турксиб стал знаковым событием в плане того, что впервые здесь на него обратили внимание как на начинающего художника. Он самостоятельно пытался освоить изобразительную грамоту. В перерывах между работой что-то изображал. Заметив его увлечение, руководители стали обсуждать, как помочь развить талант и, может быть, учиться дальше. 

– Известно ли, на каких участках трудился Кастеев?

– Есть данные, что первоначально он прибыл на станцию Айна-Булак. Далее сведений нет, документы практически не сохранились. Но однажды в его судьбе произошло важное событие. Кастеев сам рассказывал об этом журналистам.

В те годы была политическая установка – из состава национальных кадров формировать рабочий класс, интеллигенцию. Этому уделялось огромное внимание. Способности людей замечались, брались на заметку, пытались помочь им продвинуться, направляли на учебу на рабфаки в Москву, Ленинград и другие города. Кастеев попал именно в эту струю.

Сохранилась легенда о том, что к концу строительства Кастеев, забравшись на скалу, изобразил профиль Ленина.

Предполагается, что это красивая легенда, может, было, может, не было. Характерно для того времени, что такие люди обрастали социалистической мифологией. Главная цель в том, что советская власть способствовала, чтобы обычный аульный паренек, пастух из бедной семьи стал одним из лидеров национальной социалистической культуры.

Такая сказочная история. Своего рода коммунистическая мифология. Она присутствовала во всех республиках. Тем не менее, сам факт показателен. Он говорит о том, что Кастеев впервые заявил о себе как о художнике портретом вождя мирового пролетариата. Получил признание своего трудового коллектива.

– Партия его заметила?

– Да, именно на одном из партсобраний его рекомендовали на учебу в Алма-Ату, которая тогда уже стала столицей республики. Было только одно препятствие – Кастееву надо было доказать свое происхождение. Он отправил запрос в аул, чтобы подтвердить свое не байское проис хождение. Долго ждал справку о том, что он происходит из семьи пастухов, которая до сих пор хранится в семье.

– Творчество его тоже во многом связано с Великой стройкой?

– Конечно, в своем творчестве он часто обращался к теме Турксиба. Первая из того, что мы знаем – графическая работа 1932 года «Турксиб».

Довольно известная, небольшого размера, была создана с Николем Крутильниковым, в то время известным в Казахстане художником, теоретиком, написавшим много статей, работавшим над плакатами, с живописью.

Такая была практика в 30-е годы, к каждому национальному молодому художнику приставлялся куратор, как правило, из русских квалифицированных мастеров.

Совместно с ним Кастеев сделал эту работу. На ней казах на верблюде едет вдоль железнодорожного полотна, по которому в сторону зрителя движется паровоз.

Рисунок станковый, простой по композиции, доходчивый, в нем противопоставлялись два мира – прошлое и настоящее.

Кастеев начинает осознавать миссию советского искусства – подчеркивать преимущества нового социалистического строя и критически относиться ко всему прошлому. Фигура казаха на верблюде в левом углу символизирует дореволюционный Казахстан.

А справа – «железный конь», «огненная арба». При этом казахи сначала со страхом воспринимали поезд, а потом постепенно пришло понимание, что пришло новое время. Люди поняли его преимущества, мощь и силу.

– Интересно, что на его полотнах встречается много различной техники. Таково было его увлечение?

– Турксиб развил в Кастееве особый пиетет техники. Индустриализация была важнейшим фактором конца XIX-начала XX века. И впоследствии Кастеев будет скрупулезно изображать различные технические средства – трактора, поезда, самолеты, машины.

Такова была тенденция времени. На выставки приходили рабочие, крестьяне, простые люди, которые хорошо разбирались в различных механизмах, потому что работали на этих машинах. Они очень быстро замечали в картинах художников погрешности.

Об этом сохранились записи, статьи в газетах, где утверждалось, что некий художник неправильно нарисовал комбайн или косилку. В первом рисунке Кастеева поезд изображен несколько стилизованно, упрощенно. Тогда это было допустимо, еще достаточно лояльно относились к этому.

Позже, в середине 30-х годов стали относиться более строго. Этот первый профессиональный рисунок, тем не менее, в нем проявился характер кастеевского искусства. Все его творчество можно разделить как серию: старый и новый быт.

Причем не только период 30-х годов, но и все творчество Кастеева подходит под это определение, потому что была такая идеологическая установка. И в целом искусство воспринималось как мощное идеологическое оружие.

– Конечно же, грандиозное строительство железной дороги подходило для решения такой задачи как нельзя лучше!

– Кастеев, изображая Турксиб, овладевал методом соцреализма, чтобы показать все преимущества советского строя в деле преобразования его родной страны, степи: как менялся ландшафт, появлялись заводы и фабрики. В течение 30 лет Кастеев обращался к теме великой стройки. Основные работы – это помимо рисунка 1932 года, наиболее значимая его картина 1969 года – большое живописное произведение «Турксиб».

Оно было написано в преддверии 100-летия Ленина, широко отмечавшегося в стране. Художникам были даны большие заказы, Кастеев тогда написал две большие картины – «Турксиб» и портрет Амангельды Иманова.

– Сегодня его «Турксиб» известен многим!

– Именно «Турксиб» является знаковым для художника, в советское время соединял его ранний период со зрелым поздним периодом, показывая ценность его искусства.

Если сравнить две эти работы, можно ярко увидеть прогресс, эволюцию его творчества.

Эти две работы, во-первых, отличаются размером. Маленький, даже миниатюрный рисунок и монументальное живописное полотно большого формата, демонстрируют кардинальные изменения.

Во-вторых, развилось техническое художественное мастерство, Кастеев стал в полном смысле профессиональным художником, хотя не имел формального академического образования. Его мастерство активно росло со временем.

В-третьих, сам подход к теме стал более сложным, диалектическим. Сюжет, конечно, достаточно простой.

Группа людей встречает подходящий поезд. Тем не менее, живописец идет не то что против истины, а показывает в идеалистическом ключе, что народ приближается к поезду. Если разобраться, идет против правды, реальности. Но в советское время именно так и надо было изображать.

Если разбираться в советских картинах, они не настолько правдивы, как провозглашалось соцреализмом.

– У него на картинах очень тщательно выписаны лица. Есть прототипы? Или все они – плод воображения?

– Прототипы существовали всегда. Кастеев относится к таким художникам, которые всегда основываются на натуре, каждый персонаж у него портретен. Другое дело, как это портретное сходство достигалось, до какой степени. Но Кастеев был очень дотошным.

Обратите внимание, что люди на этом полотне изображены со спины. У него был такой метод, он давал эффект присутствия зрителя в толпе: мы видим перед собой спины впереди стоящих.

– Как будто сам находишься там на месте...

– Поэтому зрители, приходя на выставку, стоя перед его картинами, ощущали себя участниками действа. Сейчас разрабатываются 3D, 5Dмодели.

В то время тоже была эта новация. Возникал эффект личного участия, присутствия. Для того времени люди с их зрительным опытом так и считывали. Этот момент не все понимают. Поэтому его мастерство визуальной пространственности передачи для этого и работало.

Ты смотришь на картину, и как бы в реальности глаз проваливается. И зритель стоит не перед картиной, а перед событием. А поезд буквально идет на тебя. Слышишь его звук, движение, крики людей. Все это ощущаешь. Сегодня мы, избалованные телевидением, воспринимаем несколько по-другому. А в то время эффект был очень сильный!

– Существует конкретное место, которое изображено на полотне?

– Такого исследования не проводилось, но могу предположить, что это конкретное место. Всегда пейзаж, любой предмет, момент, персонаж у Кастеева имеет прототип. Это можно точно сказать. В советском искусстве не было свободы творчества.

Очень жестко следила цензура, картину проверяли на выставочных худсоветах. Художники были как под ярмом. Может, они внутренне страдали от этого, но должны были этому следовать.

– И детали паровоза выписывались не только для зрителей, но и для цензуры?

– Хотя тех требований в чем-то нашим художникам и не хватает. Реальность теряется в произведениях. Еще интересный момент.

В первом рисунке 1932 года человек на верблюде и поезд ассоциируются с традиционной мифологией народной встречи батыра с каким-то драконом, чудовищем. Они должны сразиться.

Но у Кастеева не такой подход. В капиталистическом обществе машина служит для эксплуатации человека, она мертвая, холодная, подавляет личность человека.

В советском социалистическом обществе машина – одушевленное существо, которое призвано помогать пролетариату. В данном случае внешне ассоциируется с этим мифом – богатырь и дракон. Но здесь дракон приручается, и нет резкого антагонизма.

– Как все это интересно. Кстати, есть другие работы кисти художника об этом периоде?

– Существует еще несколько рисунков, на которых Кастеев изображает строительство Турксиба. Зарисовки более позднего времени. Они хранятся в семье Кастеева, на них он себя изображает, других людей периода строительства железной дороги.

– Интересно, кого еще вдохновила эта стройка?

– Всесоюзную стройку изобразил не только Абылхан Кастеев. К примеру, Молдахмет Кенбаев на картине «Карайгыр» (черный жеребец) изобразил символически романтический поезд.

В фондах музея хранится много работ, посвященных Турксибу. Сюда командировались и советские деятели искусства Александр Дейнека, писатели Ильф и Петров, многие другие. Абылхану Кастееву повезло, что он попал на эту великую стройку, он сам всегда это признавал. Она сыграла в его судьбе знаменательную роль. 

тут была подписка

Заказ и бронирование Ж/Д билетов

партнеры