"Думала, на железной дороге работали грубые люди"

Ольга Ушакова

Ольга Ушакова

Гульмира Дударева еще 20 лет назад была совершенно далека от железной дороги. Когда соседи по общежитию на бывшей станции Защита, которые работали в этой сфере, предлагали влиться в их ряды, она неизменно отвечала: «Да ни за что!». У нее и в родне-то никогда не было железнодорожников. Но жизнь распорядилась по-другому.

Гульмира Дударева выросла в шахтерском поселке Акбеит, который расположен в Астарханском районе Акмолинксой области. Отец – шахтер, мама всю жизнь до пенсии проработала в Продснабе.

– Железную дорогу я в детстве близко не видела, несмотря на то, что от станции Жалтырь к нам два часа езды. После окончания школы поступила в Целиноградское медицинское училище и по распределению приехала в Восточный Казахстан. Думала, отработаю три года и вернусь обратно. Но «пустила корни», – смеется она.

Поначалу работала медицинской сестрой в Защитинской железнодорожной больнице – уже «теплее», ближе к стальной магистрали. Жила в общежитии вместе с представителями этой сферы – вагонниками, движенцами, проводниками.

– Там жили в основном железнодорожники. Они мне предложили получить специальное образование и пойти работать на «железку». Я постоянно отказывалась. В моем представлении, на железной дороге работали грубые люди. Да и в больнице я привыкла к чистоте, – говорит Гульмира Дударева. – И вот в больнице я проработала 10 лет, начиная с 1989 года. Потом у нас начались перебои с заработной платой, мы по девять месяцев не видели в больнице своих денег. Это было страшное время, жили по карточкам! А мне нужно было после развода с мужем сына поднимать. И я решилась уйти на железную дорогу, где зарплату платили!

Первый опыт работы на «железке» Гульмиру Дудареву, скорей, разочаровал, чем обрадовал. Она устроилась дежурным стрелочного поста на станцию Усть-Каменогорск. Было тяжело. Каждую зиму в помещении нужно было топить печку, чистить снег.

– Я всегда жила в благоустроенном жилье, поэтому не умела обращаться с печным отоплением. На стрелочном посту из-за этого приходилось мерзнуть, и я даже иногда просила путейцев растопить мне печь, – вспоминает железнодорожница. – Я не могла даже пищу принимать на рабочем месте, потому что мне все казалось грязным. В первый год работы стрелочником часто плакала, хотела вернуться назад в больницу. Но сказала себе, что у меня есть пять лет, чтобы не потерять квалификацию в медицине, а пока поработаю на железной дороге. Но неожиданно для себя втянулась.

Дежурной стрелочного поста Гульмира Дударева проработала семь лет. Потом ей предложи ли пойти в приемосдатчики. В этой должности она трудилась 12 лет.

– Мне уже последние лет восемь предлагали идти в товарные кассиры, но я всегда думала, что это не мое. Я очень подвижный человек, сидячая работа не для меня. К тому же решительностью не отличаюсь, поэтому сложно было поменять специальность. В общем, я долго думала, и три месяца назад все-таки пошла в товарные кассиры, – говорит Гульмира.

Новая должность, где приходится работать с людьми и документами, требует повышенной внимательности, коммуникативных навыков. По словам Гульмиры Дударевой, бывают разные ситуации, и есть необходимость повышать уровень знаний, читать, изучать.

– Сейчас внедрена электронная система АСУ ДКР, и с ней хорошо работать, легко. Раньше нужно было всю информацию набирать, читать вручную, но я этого не застала, – заметила она.

Кроме Гульмиры никто из ее родственников так и не стал железнодорожником. А она в этой сфере, на станции Усть-Каменогорск, работает уже два десятилетия. За это время женщина поменяла свое мнение и о самой сфере, и о людях. По ее словам, поворот в мировоззрении произошел еще в бытность дежурным стрелочного поста. Набравшись опыта, преодолев первые невзгоды, Гульмира Дударева внезапно поймала себя на мысли, что с удовольствием идет на работу. Когда она рассказала об этом знакомому ревизору, он заметил: – Гульмира, ты счастливый человек. Ты любишь дело, которым занимаешься!